ОХОТА И РЫБАЛКА
| Сделать стартовой | Добавить в избранное | РЫБАЛКА И ОХОТА

Журнал "Охота и рыбалка", №6-7 июнь-июль /2007

Практика охоты | арсенал | Псарня |

Охота и рыбалка

С ГОНЧИМИ ИЛИ ЛЕВРЕТКАМИ В XXI ВЕК?..


Проблемы породного охотничьего собаководства в Беларуси уже давно являются волнующей темой для заводчиков, экспертов и многих охотников. И эта тема неоднократно поднималась на страницах некоторых печатных изданий, где разными авторами давалась критическая оценка неудовлетворительного состояния рабочих качеств некоторых пород охотничьих собак, особенно гончих и русско-европейских лаек, потери ими еще в недалеком прошлом их былой славы. Однако и по сей день внятного ответа на поднимаемые вопросы со стороны ответственных за кинологическую работу должностных лиц не последовало.


Фрагменты прошлого

Учитывая, что в Беларуси в среднем на 10-12 охотников приходится одна породная охотничья собака, а в осенне-зимний сезон с одной собакой охотятся (в зависимости от вида охоты) 5-8 человек, то эта тема затрагивает если не всех, то по крайней мере 50-80% любителей охоты, среди которых нет безразличных к своим четвероногим помощникам. Об этом свидетельствует, хотя несколько и угасающий, но все еще сохранившийся интерес к кинологическим мероприятиям разных уровней. И все-таки разрыв интереса к породному охотничьему собаководству в недалеком прошлом и теперь заметен. Думается, причина не в смене поколений охотников, а скорее всего в смене поколений чиновников.
Достаточно оглянуться немного назад, как предстанет совершенно иная картина. Тогда у владельцев породных собак ощущался внутренний порыв энтузиазма, подогреваемый опытными кинологами, имеющими богатый жизненный опыт. Они сопереживали владельцам собак, а поэтому являлись не только хорошими консультантами, советчиками, но еще и прекрасными организаторами кинологической работы среди заводчиков и экспертов. В свою очередь, руководители общественных организаций понимали, что без породного собаководства нельзя развивать культуру охоты.
По данным бывшего кинолога РС БООР В. Советова, организационная работа по развитию породного охотничьего собаководства в системе БООР началась в 1957 г. Проведенные в 1957-1959 гг. выставки и выводки, в которых участвовало 518 породных собак, показали очень низкий их уровень. На Всесоюзной выставке охотничьих собак в 1958 г. в Москве от Беларуси было представлено только 10 собак, из которых 8 получили оценку "хорошо", а 2 - "удовлетворительно".
Чтобы исправить положение, на I Республиканской кинологической конференции, состоявшейся 20 марта 1960 г. в Менску, был намечен ряд организационных мероприятий, в первую очередь создание секций охотничьего собаководства в организациях БООР на всех его уровнях. С этого времени охотничье собаководство стало структурной частью БООР.
Такая система постоянно обеспечивала неразрывную связь собаководов с руководством на всех уровнях общественной организации и, кроме того, поддерживала авторитет БООР как внутри республики, так и за ее пределами.
Секции имели реальную поддержку со стороны руководства БООР в ведении селекционно-племенной работы и проведении кинологических мероприятий.
Как показала практика, такие секции в России являлись еще и центрами воспитательной и учебной работы среди собаководов. Они всегда могли получить консультацию у опытных экспертов по многим вопросам, а также приобрести щенков. Рекомендованные секциями вязки всегда обеспечивали правильный отбор и подбор производителей, а контроль секций в части правильности оформления племенной документации обеспечивал высокий уровень племенной работы. Кроме того, по своему структурному построению секции представляли собой клубы по породам или породным группам. Поэтому они были самоуправляемыми.
Такая система управления показала положительные результаты и в нашей республике, поскольку секцией никто не командовал и не вмешивался в ее работу, а все вопросы решались коллегиально членами бюро секции.
Результаты не заставили себя долго ждать. Уже в 1961 г. в Менске была проведена I Республиканская выставка охотничьих и комнатно-декоративных собак, которая показала, что белорусские собаководы за столь короткий период добились положительных успехов. На выставку было представлено 174 охотничьи собаки. Наиболее многочисленной породой были русские гончие - 71 собака, в том числе 26 классных. В то время в породе уже были лучшие линии гончих, завезенных в республику из разных регионов России и Украины, несущие крови собак питомника ВВОО, Московского питомника ВНИИОЗ, а также линии "дмитровских" гончих и многих других.
Из представленных на выставку 39 русских пегих гончих 2 собаки были отнесены к классу "элита", 6 - к I и 9 к II племенному классу, то есть более 43% собак были классными. Остальные породы были представлены незначительным количеством особей.
Наиболее высокие показатели в развитии охотничьего собаководства были достигнуты Вицебским (председатель В. Курганов), Городненским (председатель А. Гринько), Менским (председатель И. Когутенко) областными советами.
Уже в 1962 г. на Межреспубликанских состязаниях гончих команда Беларуси заняла 2-е место, уступив 34 балла команде РСФСР и на столько же обойдя команду Украины.
В 1963 г. на Ленинградской областной выставке русской пегой гончей Тревоге (влад. И.С. Пуженкова, г. Городня) было присвоено звание чемпиона выставки и чемпиона породы.
Сравнивая результаты III Белорусской республиканской выставки охотничьих собак с предыдущей (1961 г. и 1964 г.), можно отметить значительный количественный и качественный рост количества собак популярных пород, особенно гончих.
Ко II Республиканской кинологической конференции, состоявшейся в 1964 г., собаководы Беларуси достигли еще более заметных успехов. К этому времени в республику уже было завезено 27 высокопородных производителей и 69 щенков, испытано более 700 собак, из которых 154 получили дипломы. На 44 выставках и выводках (1960-1964 гг.) участвовало 1 352 собаки, из которых 39% получили оценки "отлично" и "очень хорошо". За эти годы в полтора раза увеличилась общая численность собак, в том числе вдвое увеличилась численность лаек, втрое - русских пегих гончих и в несколько раз - спаниелей. Наряду с этим прекратился количественный рост легавых и почти исчезли борзые.
Во второй половине 60-х годов (1965-1969 гг.) общая численность охотничьих собак всех пород увеличилась на 12,5%, в том числе втрое возросло количество лаек, на 9-10% увеличилось количество легавых, вновь на рингах появились борзые, оживился интерес к породам норных собак.
На 1 января 1969 г. у членов БООР было учтено 3 374 охотничьи собаки, в том числе гончих - 80%, легавых - 9%, лаек - 6%, норных и других пород - 5%.
Сравнивая результаты племенной работы за прошедший период, можно сказать, что если в 1964 г. на выставках оценки "отлично" и "очень хорошо" получили 60% собак, то в 1969 г. на III Республиканской выставке - 73%. Соответственно процент классности поднялся с 35% до 48%.
Значительный рост рабочих качеств собак отчетливо проявился во время межобластных состязаний гончих в 1969 г. Из 30 участвовавших в них номеров 14 сработали на дипломы, а в некоторых командах срабатывали все 5 номеров (Э. Самусенко, 1971 г.).
Таким образом, уже к началу 70-х годов прошлого столетия БООР своими достижениями в кинологической работе завоевало огромный авторитет среди общественных организаций других республик. Наши команды постоянно занимали уже не ниже 2-го места, а в октябре 1971 г. и октябре 1979 г. и первые места на межреспубликанских состязаниях гончих и Всесоюзных состязаниях лаек соответственно.
Это говорит о том, что благодаря многолетней плодотворной работе секций охотничьего собаководства совместно с заводчиками, экспертами и кинологами к 1980 г. в Беларуси был накоплен наилучший генофонд собак этих пород.
Основным условием достижения столь высоких показателей за очень короткий период была в первую очередь хорошо продуманная организация развития охотничьего собаководства со стороны руководства БООР и не только в содействии и приобретении высокопородного племенного поголовья, но и в обеспечении направления дальнейшей селекционно-племенной работы с породами охотничьих собак. Для этого в качестве консультантов привлекались ученые из АН БССР, например, кандидаты наук М.А. Кудинов и Н.И. Далько, которые сами были охотниками и большими энтузиастами развития породного собаководства.
Знание вопросов селекции в сочетании с умелым применением их на практике определяло направление и уровень развития собаководства. Такая система не может быть разовым приемом и ограничиваться сроками продолжительности жизни собаки. Она должна постоянно сопровождаться целенаправленным жестким отбором и подбором производителей, поскольку смена их неизбежна, а замена должна определяться заранее, не допуская большого возрастного разрыва между поколениями собак. Без учета этого линии могут замкнуться на одном или нескольких производителях и начнется деградация породы, особенно охотничьих качеств собак. А в охотничьем собаководстве это недопустимо, поскольку в селекции должны учитываться не только экстерьер, но в первую очередь рабочие качества породы. Но самое главное заключается в том, что селекция должна быть рассчитана, в основном, на местное поголовье, поскольку "привозного" хватает на непродолжительный период, примерно на 10-15 лет. В то же время нельзя исключать и "освежение кровей" лучшими производителями из регионов России, Украины, других стран. И только этим направлением должна определяться стратегия кинологической работы, что уже проверено десятилетиями на многих поколениях собак.
Все это возможно лишь в том случае, если в руководстве кинологической деятельностью на всех уровнях находятся не функционеры, преследующие свои цели, совершенно далекие от зоотехнической науки и генетики, а настоящие эксперты, болеющие за породное собаководство, хорошо владеющие информацией не только в нашей республике, но и за ее пределами, участвующие в кинологических мероприятиях.
Но это должно быть так. Тогда почему же на сегодняшний день все сложилось по-другому, когда еще в памяти многих заводчиков и экспертов старшего поколения остались результаты достижений 70-х годов прошлого столетия?
Чтобы дать ответ на этот вопрос, нужно вернуться к ранее сказанному и добавить, что в те годы кинологическую работу возглавлял кандидат наук М.А. Кудинов, прекрасно понимавший значение зоотехнических и генетических законов в селекции. Кроме того, несколько лучших заводчиков после I кинологической конференции были направлены в г. Москву на специальные курсы кинологов, где получили хорошую теоретическую подготовку. Среди них были Л.Н. Асташевич, В.Н. Светов, А. Сивцов, которые впоследствии составили и организовали вокруг себя основной костяк кинологического совета БООР. Вот здесь как раз к месту всем известный афоризм "Кадры решают все". И они, а затем их последователи на протяжении многих лет, вплоть до середины 80-х годов прошлого столетия, успешно решали все кинологические задачи. Этому способствовала и хорошо отработанная, постоянно корректируемая нормативная база по развитию охотничьего собаководства в системе БООР.

---

Однако уже в конце 80-х руководство БООР избрало неправильную ориентацию в отношении развития охотничьего собаководства: без проведения кинологической конференции и согласия заводчиков и экспертов, преследуя в большей степени личные интересы, создало национальную кинологическую федерацию Беларуси (НКФБ). Эта новая организация была совершенно чуждой структуре БООР, не отвечала интересам заводчиков.
В Уставе НКФБ, принятом учредительной конференцией 20 июня 1992 г., даже не упоминалось ни об охотничьем собаководстве, ни о существовании БООР. Это уже была юридически узаконенная "…независимая общереспубликанская общественная организация" со своим названием, имеющая печать, штамп, бланк и эмблему, а также счета в учреждениях банков.
С этого времени стали отменяться и перерабатываться все методические руководства и ведомственные акты по ведению кинологической работы в системе БООР. Были даже упразднены прежние формы бланка "Свидетельство (Справка) о происхождении охотничьей собаки", выдававшегося на щенков после осмотра помета, а также "Паспорт охотничьей собаки", который являлся регистрационным документом и имел на лицевой стороне эмблему БООР. Взамен этих документов были утверждены формы бланков сертификата и родословной НКФБ, но уже без эмблемы БООР. Районные и межрайонные кинологические организации в системе БООР, ранее выдававшие первичные документы на охотничьих собак и регистрировавшие их выдачу, были лишены таких возможностей. Были переработаны также Положение об экспертах и Ведение племенной работы.
Просуществовав несколько лет, НКФБ была реорганизована в Белорусское кинологическое объединение (БКО). Оно практически сохранило те же функции, что были у НКФБ. Впоследствии уже ОО "БООР" заключило договор о сотрудничестве с БКО.
Согласно новым ведомственным нормативным актам, заменившим прежние и действующим до настоящего времени, никакой целенаправленной селекции в охотничьем собаководстве не ведется. Об этом не идет речь ни в одном из документов, так как все поставлено на коммерческую, а не зоотехническую, основу. Более того, они готовились с таким расчетом, чтобы все руководство охотничьим собаководством можно было сконцентрировать в одних руках, обеспечив себе соответствующую неприкосновенность и непосредственное влияние на все общественные кинологические структуры в системе ОО "БООР". Такая формула позволяла ни за что не нести ответственности, прикрываясь утвержденными Положениями. Согласно этим Положениям, уже на вполне "законных" основаниях во все общественные кинологические структуры вводились в обязательном порядке штатные кинологи ОО "БООР", всегда обеспечивающие решение любого вопроса. По этому принципу сформированы кинологический совет, областные комиссии, а конфликтные ситуации могут рассматриваться на президиуме БКО (но не ОО "БООР"), членами которого являются, в основном, те же действующие лица, что входят в состав кинологического совета ОО "БООР" и главной квалификационной комиссии. Одним словом, все нормативные акты разработаны не для ведения охотничьего собаководства в системе ОО "БООР", а в системе БКО.
Таким образом, охотничье собаководство Беларуси стало уже полностью зависимым от БКО и в значительной степени утратило свою самостоятельность. Можно считать, что с этого времени оно уже не являлось структурной частью ОО "БООР", а финансовым придатком БКО вместе с его же штатными кинологами. В результате такой реорганизации вот уже несколько лет на белорусских выставках охотничьих собак, в отличие от других стран СНГ, не могут принимать участие собаководы не только из стран ближнего зарубежья, но даже из частного племзавода лаек "Урман" . На этих собак в своем большинстве документы выписываются в России, и они в Беларуси не признаются. У наших организаторов отсутствует понятие значения выставок как селекционно-племенных мероприятий.
Кроме того, БКО при обмене родословных или их выписке на щенков, происходящих от производителей питомника "URMAN" клуба "Охота", а иногда из других регионов России или Украины, выписывает регистровые родословные, то есть проставляются буквы "Pг" и указывается номер с пометкой, что "БКО/Pг" присваивается при невозможности проверки происхождения. В экспертной родословной в графе "Происхождение" будет записано: "Нет информации". В некоторых родословных расшифровка не дается.
Тем самым породных собак, имеющих известных на протяжении многих десятилетий предков, БКО без всяких на то оснований превращает в собак неизвестного происхождения. Ксерокопия одной из таких родословных имеется и у меня на собаку, у которой среди предков имелось 13 чемпионов, в том числе 7 полевых. Тогда возникает вопрос: как же собаки "неизвестного" происхождения становились чемпионами, какая и кому еще нужна проверка, когда все их предки указаны в родословной? И такие родословные выписываются в БКО до сих пор, хотя на это действие нет никаких нормативных актов.
К сожалению, многие владельцы собак на это еще не обращали внимания, но следует знать, что щенка или взрослую собаку с такой родословной реализовать за пределы Беларуси невозможно. Если же попытаться восстановить "известность происхождения", то нужно будет лично ехать в Москву и уплатить там довольно приличную сумму в валюте. Поэтому возникновение этой "неизвестности" носит довольно сомнительный характер. И таких родословных с пометкой "Pг" в БКО выписано уже много.
В то же время, если щенки из того же помета приобретены в Россию, Украину или Прибалтику, то у их владельцев проблем при замене документов не возникает, так как в этих странах такая пометка не ставится. Там замена "Свидетельства о происхождении…" на "Родословную…" или "Паспорт" производится только после получения собакой положительной оценки на выставке, независимо от того, где было выписано это "Свидетельство…" И это вполне закономерно, поскольку щенок в процессе роста и формирования, особенно западно-сибирской лайки, часто меняет окрас, который потом не соответствует указанному в "Родословной…", выписанной БКО без происхождения экспертизы на выставке.
Правда, сроки выписки родословных в БКО не гарантированы, и за них никто не несет ответственности, а поэтому заводчик после оплаты и сдачи общепометной карты в районную или областную организацию ОО "БООР" может получить родословные на щенков через несколько месяцев, да и то иногда с многочисленными неточностями или искажениями. И это потому, что кинологи уже играют роль посредников, а точнее - курьеров, но не исполнителей.
Но если выписка регистровых родословных производится без каких-либо на то нормативных актов и каждый владелец такого документа на свою собаку вправе потребовать его замены и возмещения ущерба, то почти все существующие нормативные акты (Положения) требуют полной или частичной переработки, так как в корне противоречат здравому смыслу развития охотничьего собаководства, поскольку не имеют селекционно-племенной направленности. Чтобы в этом убедиться, достаточно процитировать лишь часть пункта 20 Положения о ведении племенной работы, где говорится: "…щенки, имеющие признаки нечистопородности, вносятся в общепометную карточку БООР с соответствующей пометкой, но оставляются без родословной. В общепометную карточку БКО вносятся только щенки, подлежащие регистрации".
Очевидно, авторам этих рекомендаций неизвестно, что в породном собаководстве такие пометы полностью браковались всегда.
В подпункте 1.5 Положения об экспертах по охотничьему собаководству от 30 апреля 2003 г. сказано: "Эксперты в своей работе обязаны выполнять нормативные и регламентирующие документы FCI СОО БКО - организаторов кинологических мероприятий…" А где же интересы охотничьего собаководства?
В подпункте 2.15 того же Положения говорится: "Эксперт теряет свое звание с утратой членства в ОО "БООР". Так неужели из-за этого он теряет и свои знания?
Кажется, это уже замашка на профессиональное право, тем более что селекция в собаководстве затрагивает интересы не только членов ОО "БООР", но и владельцев собак, не являющихся членами общественных организаций, в том числе и граждан других стран. К тому же некоторые эксперты получили знания по зоотехнике, собаководству, биологии, генетике в высших учебных заведениях, что не идет ни в какое сравнение с непрофессиональными знаниями чиновников, составлявших подобные "Положения…", по мнению которых членство в общественной организации выше профессиональных знаний эксперта. Согласно указанному подпункту, эксперты, являющиеся членами военно-охотничьего общества Беларуси или из других стран, также лишены права экспертизы собак независимо от уровня их профессионализма.
Но в этом подпункте имеется и щадящая запись, которая гласит: "…эксперт должен воздерживаться от употребления алкоголя в ринге". Следовательно, вне ринга, за флажками, уже можно…
Совершенно абсурдным, иначе нельзя назвать, является последний абзац подпункта 2.15, где прописано: "…эксперт не имеет права судить и принимать участие в кинологических мероприятиях, проводимых организациями, не входящими в систему СОО БКО на территории Беларуси".
Всем лайчатникам понятно, что это касается прежде всего испытательного комплекса частного племзавода URMAN и охотхозяйства, на территории которого расположен питомник лаек "Урман", где ежегодно проводятся международные чемпионаты лаек по подсадному медведю и вольерному кабану. В соответствии с подпунктом 2.15, запрещается участие в этих мероприятиях только белорусским экспертам. Но как бы это выглядело, если бы подобные чемпионаты проводились на территории любого ЭЛОХа Управления делами Президента Республики Беларусь, что не исключено в будущем. Неужели бы администрация этого Управления стала спрашивать разрешения у БКО на проведение подобного мероприятия в собственном охотхозяйстве?
Уверен, что никакая другая общественная организация этому примеру еще не последовала, иначе их судьи не участвовали бы в международных чемпионатах по любым видам спорта, проводимых на территории Беларуси. Тем более не подходит такое для охотничьего собаководства, где чемпионат - прежде всего селекционно-племенное мероприятие, целью которого всегда является выявление лучших производителей для их дальнейшего использования в селекции.
Только этими примерами, тормозящими прогрессивное развитие охотничьего собаководства, ограничиться невозможно, поскольку подобные встречаются в каждом нормативном акте. Поэтому и неудивительно узнавать, что на состязаниях гончих в 2007 г. дипломы получили около 3% от выставленных номеров, а легавые на состязаниях в 2005 г. и вообще не получили ни одного диплома.
Если все это сравнить с достижениями прошлых лет, то, как видим, перспектива неутешительная. Не потому, что в породах нет хороших собак или нет хороших заводчиков, а потому, что все противопоставлено развитию породного охотничьего собаководства, начиная с подготовки экспертов, которой вообще-то и нет. Это что-то похоже на оркестр, в котором имеются музыканты, но нет хорошего профессионального дирижера.
Стремление же любыми путями войти в состав Международной кинологической федерации (МКФ) обеспечивало некоторым должностным лицам и функционерам от охотничьего собаководства возможность прежде всего получить звание (но не знания) эксперта национальной или международной категории, чтобы ездить на различного уровня выставки, проводимые под эгидой БКО или МКФ. А так как это клубная общественная организация и напрямую ОО "БООР" не имела права в нее войти, то и потребовалось искать иные пути. Пришлось заключать договор о сотрудничестве с БКО, вошедшем в МКФ, и затем согласно договоренности и по собственной инициативе приспосабливать все нормативные акты, даже в большей степени, чем этого требует Устав БКО.
В отличие от Беларуси, чтобы сохранить собственный имидж и национальное достоинство, а также достижения отечественного собаководства, в МКФ, которая существует с 1911 г., так и не вошли такие развитые страны с богатыми кинологическими традициями, как США, Англия, страны Латинской Америки, Польша и др. Они по сей день являются всего лишь ассоциированными членами этой так называемой международной организации. Да и Латвия из нее быстрее вышла, чем вошла.
Свой путь развития охотничьего собаководства, заслуживающий, пожалуй, подражания, существует в Германии уже более 100 лет. Вот что пишет по этому поводу в журнале "Охотничьи собаки" № 1-2 за 2000 г. эксперт К. Горб: "В Германии существует Союз охотников пользовательных собак, которому исполнилось более 100 лет. Руководители союза, отвечающие за разведение пользовательных собак, не имеют общего интереса с разведенцами декоративных и спортивных собак. Вот поэтому настоящие охотничьи собаки редко принимают участие в выставках под эгидой FCI".
Думаю, белорусским охотникам, заводчикам, экспертам и чиновникам также следует всегда помнить, что породы охотничьих собак выведены охотниками не для декоративного собаководства, а для охоты. А поэтому в первую очередь в охотничьем собаководстве ценятся рабочие качества собак в комплексе с экстерьером. И в этом русле всегда была направлена селекция, ничего общего не имеющая с декоративностью. Очень жаль, что некоторые эксперты и кинологи этого так и не поняли, а погнались за модой, включая в первую очередь личные интересы, а не интересы общественного собаководства. И если этот процесс не приостановить сейчас, то кроме краха охотничьего собаководства лучшего ожидать не следует. Созданные районные, областные, республиканские комиссии по породам собак уже по принципу БКО, взамен секций ОО "БООР", ничем другим, как имитацией развития охотничьего собаководства, не занимаются. По этому поводу в свое время очень хорошо высказался всем известный вождь мирового пролетариата В.И. Ленин, который предупреждал: "если хотите замотать какое-либо дело, то создавайте комиссии". Пожалуй, к этому добавить нечего, так как результат очевиден.
И даже то, что в ОО "БООР" со времени распада СССР так и не была составлена родословно-племенная книга охотничьих собак, говорит о том, что кинологическая работа не ведется на должном уровне. Хотя для этого имеются все необходимые материалы и наличие должностных лиц (кинологов), которые обязаны заниматься этим вопросом наравне с другими организационными вопросами и не касаться селекционно-племенной работы, которой должны заниматься только общественные структуры (секции) и только они. Это надо еще и потому, что чиновники приходят и уходят, а общественное охотничье собаководство существует постоянно и может успешно развиваться только независимо от каких бы то ни было должностных лиц. А это влияние уже очевидно, особенно в сфере оформления регистрационных карточек на собак неизвестного происхождения, которых скоро уже будет больше, чем племенных собак известного происхождения. Вот и получается, что кинологи в штате имеются, а кинологии в собаководстве нет. Парадокс, да и только.
Так каких же собак мы сохраняем, разводим, какую культуру и традиции развития охотничьего собаководства внедряем и пропагандируем будущим поколениям заводчиков, экспертов, охотников? Не тех ли эльдельтерьеров, афганов, беглинтонг-терьеров, левреток и им подобных, уже отнесенных некоторыми кинологами ОО "БООР" к породам охотничьих собак в Беларуси, забывших, что существуют Стандарты пород охотничьих собак. Только на какие виды животных с ними можно охотиться?
Это вопросы к кинологу РГОО "БООР" Т.А. Чумакиной, председателю кинологического совета ОГОО "БООР" Б.И. Беляеву и их немногочисленным единомышленникам, так упорно пропагандирующим и навязывающим этот бесперспективный и пагубный путь развития. И не лучше ли об этом спросить через кинологическую конференцию у самих охотников, заводчиков, экспертов, поддерживающих и сохраняющих традиционный путь развития отечественной кинологии?
Хотелось бы надеяться, что с изменением статуса Республиканской общественной организации (с ОО "БООР" на РГОО "БООР") будут внесены и изменены во все нормативные акты и Положения по развитию охотничьего собаководства в его же пользу.

Ф.И.О. автора Иван ДОВГУЧИЦ, биолог-охотовед. /текст/
Родился в 1935 г. Окончил факультет охотоведения Иркутского сельскохозяйственного института. С 1969 г. по 1998 г. работал в охотоустроительных партиях, занимая должности от инженера до заместителя главного инженера экспедиции по охотустройству. Имеет много публикаций по охотоведчиской и кинологической тематике.

Редактор А. Пискунов




Спасибо коллективу белорусского журнала "Охота и рыбалка" за предоставленную статью. сайт Laiki.ru Наверх

  Copyright © 2005 - 2015 Laiki.ru Все права защищены.